“Взять Цхинвали – не проблема”. Проблема – грузинский национализм

11.08.2009 at 00:00 Оставьте комментарий

“Смотри, видишь – Цхинвали. Видишь, как вроде бы легко взять его?”, — политолог Паата Закареишвили показывает из грузинского села Эргнети на 4-этажные цхинвальские здания.

Кажется, действительно, что очень легко: два полка — и Цхинвали твой. Грузины так и сделали 7 августа прошлого года. Но успех продлился всего день – расчет оказался ошибочным.

Сегодня солдат не видно, но стоять здесь все равно опасно: снайперы видят тебя из своих укрытий.

Еще в Тбилиси координатор Института освещения войны и мира (IWPR) Клаус Рейнгольд посмотрел на мои зеленые брюки, черную майку и зеленую шапку и посоветовал сменить одежду перед поездкой в село Эргнети: человека в одежде маскировочных цветов снайперы принимают за солдата и стреляют. У меня другой одежды нет – только шорты, и те зеленые. Клаус улыбнулся – мол, посмотрим, что с тобой приключится.

Когда Закареишвили показывал мне Цхинвали, я снял зеленую шапочку и подставил лысеющую голову под лучи солнца. Не выстрелили.

А накануне стреляли: грузинские СМИ сообщали, что огонь открыли русские, а русские, наоборот – стреляли, мол, грузины. Это было 31 июля.

Сегодня здесь спокойно и о войне напоминают разве что развалины домов в селе Эргнети, которые будут восстановлены. Запад обещал дать 4,5 млрд евро, правда, из-за кризиса будет меньше, но все равно дадут своему антироссийскому братцу. Но Цхинвали грузины больше не возьмут.

Как и говорил Закареишвили, грузины были уверены в легком захвате Цхинвали.

Откуда была у них эта уверенность?

По словам Закареишвили, аж с 2006 года в Тбилиси поговаривали, что, дескать, занять Цхинвали не проблема. А как же русские? Это не казалось проблемой, потому что была уверенность в том, что русские не вмешаются?

Планы захвата Цхинвали из верхов власти перемещались на улицы и политика сближения с осетинами постепенно сменялась жестокостью Тбилиси, результатом чего стало закрытие рынка в приграничном Эргнети, где мирно торговали себе грузины и осетины.

Что внушило Саакашвили мысль о легкости захвата Цхинвали, о том, что русские спокойно позволят обойти своих миротворцев, занять город и потом будут смотреть, как приграничная с ними объединенная Грузия входит в НАТО?

Многие в Грузии уверены, что Саакашвили угодил в тонко расставленный Россией капкан и что мысль о легкости взятия Цхинвали внушили Саакашвили российские спецслужбы.

Мне рассказывали, что на одном из приемов, устроенных грузинской политэлитой в Нью-Йорке, сотрудник ООН, дядя Саакашвили Темур Аласания произнес: “Взять Цхинвали не проблема””.

Сотрудник отдела ООН по разоружению, советский дипломат, имеющий крепкие связи в советской верхушке, гражданин РФ, серый кардинал режима Саакашвили говорит своим грузинским коллегам: это не проблема.

В свое время грузинская оппозиция боролась за нейтрализацию влияния Аласания на президента, в результате чего он покинул свой пост в представительстве Грузии в ООН. В интервью газете “Время новостей” член Республиканской партии Леван Бардзенишвили говорит: “«В новейшей истории Грузии Аласания как теневая фигура имел неограниченное влияние. Он сыграл большую роль в воспитании Саакашвили. Но это вовсе не значит, что за это получил право влиять на главу государства. Президент не должен быть управляем никем — ни бабушкой, ни дедушкой. Видимо, Саакашвили это понял. Как мы могли не протестовать, когда видели, что дядя участвует в заседании Совета национальной безопасности? К тому же очевидно, что Аласания имеет отношение к КГБ. Без этого кто мог в прошлом попасть на работу за рубеж?»
А общественный деятель Ираклий Какабадзе в интервью “Региону” заявил, что «дядя президента Михаила Саакашвили работает на ГРУ РФ».

Вместе с тем Россия была бы только рада, чтобы самое доверенное лицо и родственник Саакашвили дал бы ему совет о легкости захвата Цхинвали, чтобы потом сделать с Грузией то, что она сделала.
Говорят, что эту уверенность внушили также служащие в российской армии грузинские офицеры.
“Зачем нужны гигантской России грузинские горы?” — спрашивает азербайджанский журналист Сабухи.
“России не нужны горы, России нужно, чтобы Грузия не вошла в НАТО”, — отвечает Закареишвили. Уязвимая страна с разрушенной системой обороны, находящаяся в противостоянии с соседом, стала бы для НАТО серьезной головной болью и Россия, втянув Грузию в войну, избавила Североатлантический альянс от этой головной боли.

По словам Закареишвили, как может НАТО принять в свой состав страну, в 50 км от столицы которой стоят войска другой страны?
Двери НАТО надолго закрылись для Грузии и России удалось мастерски отдалить от своих границ грозную организацию, которую она считает своим врагом.
“Но разве в Грузии не нашлось людей, которые бы сумели понять, что взятие Цхинвали – на самом деле проблема и что Россия этого не позволит?”.
“Почему же не было? Утром 8  августа, когда Цхинвали был занят и весь Тбилиси ликовал, я заявил в интервью радиостанции “Свобода”, что это внушает тревогу и таит в себе множество опасностей”.

Закареишвили говорит, что он был уверен в том, что Россия не даст захватить Осетию и дойдет до Гори, уничтожив всю систему грузинской обороны.

Две поездки в Гори за один год – несколько многовато. В сентябре прошлого года мы побывали в поствоенном городе в рамках поездки, организованной Институтом освещения войны и мира – тогда я был корреспондентом еженедельника armenianow.com, а теперь являюсь редактором еженедельника “Анках”. Статус позволяет выйти за рамки обычного репортажа, писать о войне немного иначе и спокойно сказать: русские могли, но не сделали смелый шаг – взорвать памятник Сталину в центре Гори и его дом-музей. Этот символический подарок, возможно, отрезвил бы грузин и тогда их президенты не идентифицировали бы себя со Сталиным и не принимали бы решения очистить страну от представителей других наций или подчинить их своей воле.

Саакашвили перенял националистические амбиции двух своих предшественников и так же проиграл: предшественники потеряли Абхазию и Осетию, а он в попыткахвозвращения этих территорий утратил грузинский контроль над Кодорским ущельем и Ахалгори (этот район, в советские годы входивший в состав Осетии, до прошлого года находился под властью Грузии). Саакашвили провозгласил Ахалгори Осетией и разместил там послушное ему “осетинское правительство”. Целью было объединить под этой “властью” всю Осетию, но случилось обратное: как раз Ахалгори с 90% грузинским населением “присоединился” к Осетии. То же самое произошло в Кодорском ущелье, в отношении которого абхазы не имели никаких претензий. Сюда Саакашвили ввел войска, провозгласил верхней Абхазией и разместил так называемое “правительство Абхазии в изгнании”, превратив в плацдарм для захвата Абхазии. Но в августе прошлого года произошло обратное – Кодори было присоединено к Абхазии.

“Клаус, может, было бы правильнее на сей раз увидеть последствия войны с другой стороны?”. Право же, стоило бы немного послушать и о том, что агрессоры — грузины. Клаус подумал и согласился – да, верно, но финансы не позволяют. IWPR дважды за год организует визиты журналистов в пострадавшие регионы Грузии и я второй раз вынужден слушать избитые рассказы заместителя губернатора Шида Картли Зураба Чинкинакашвили о том, какие, мол, русские агрессоры, именно они начали войну и это не нуждается в доказательствах, а Осетия не должна быть независимой – это смешно. Изменились лишь отдельные цифры: если в прошлом году разрушенных домов было 12 000, в этом их оказалось 10 000.

Журналист из Гори Саба Цицикашвили говорит, что в сегодняшней Грузии патриоты те, кто поносит на чем свет стоит русских и сепаратистов, и именно эти “патриоты” в дни войны просто кинули охваченный паникой целый народ. Он рассказывает, что в августе прошлого года Центральное грузинское ТВ сообщало, что якобы грузинские войска одержали победу и заняли 6 сел, поэтому население спокойно сидело в своих домах, даже не подозревая о нависшей над их головой опасности. И когда в домах начали взрываться бомбы, ни одна госструктура не попыталась организовать эвакуацию населения, а в Горийский информационный центр не пришел ни один чиновник, чтобы объяснить людям, что происходит.

“Люди не знали, что делать, в центре села Карби собрались растерянные жители и бомба упала прямо на них – восемь человек погибли, многие были ранены. Люди были в панике, не зная, куда идти, чтобы не попасть под пули, никто их ни о чем не предупреждал и я видел, как они убегали. Только 22 августа, когда русские ушли, власти начали действовать и, чтобы заполнить город, насильственно вернули в Гори тех, кто еще не хотел возвращаться”. Саба не дает покоя властям Гори, разоблачая коррупцию и факты бездарного управления, и говорит, что губернатор и его заместитель так избили его, что он попал в больницу. Я спросил Чинкинакашвили – правда ли, что Сабу избили, и он ответил – дескать, вранье, свидетелей этому нет, и начал рассказывать о том, как распределяется помощь и как они ликвидируют последствия войны.

Спрашиваю Закареишвили – не грузинский ли национализм причиной этих потерь? Он отвечает – а что, армяне не националисты? Это так, но поскольку Армения моноэтнична и других наций почти нет, национализм не проявляется. Вот видишь, говорит он, все постсоветские страны являются националистическими. Да, законсервированный в течение 70 лет национализм, не ощутивший испытаний фашизма и взамен постоянно подавлявшийся, поднял бы голову после развала Союза. Но действительно ли все националисты, нет ли тут различий?

Грузинский национализм

Везущий нашу группу из 4 журналистов водитель Ашот в Грузии впервые. Рассказывает, что в 3 часа ночи в Тбилиси двое – парень и девушка — остановили машину и он согласился подвезти их. “Этот парень был свидетелем Иеговы – такой молодой и такой верующий”. “Откуда ты узнал, что он свидетель Иеговы?”. “Ай ахпер, проезжаю мимо церкви – сразу крестится”. Мы смеемся – Ашот-джан, грузины очень верующие, как увидят впереди церковь, перекрещиваются. Идем по Руставели и вдруг все идущие перед тобой перекрещиваются – что случилось, уж не конец ли света, оглядываешься – напротив церковь. Ну, Ашот не знает, что свидетели Иеговы не крестятся, просто для него иеговисты – самые что ни на есть верующие.

Гостиница “Сакартвело” на ремонте, работает только пятый этаж, уголок администратора, куда сдаем ключи, словно церковь – по всей стене иконы: Иисус Христос и святые грузинской православной церкви, старец с детским лицом. На вопрос – кто это, администратор отвечает – святой. Спрашиваю – какого века? Лет десять назад скончался. В каком веке жил последний святой Армянской Апостольской Церкви?

Сотрудники гостиницы перекрещивались каждый раз, когда подходили, чтобы дать ключи или по какому-то другому поводу – и так в день по 20 раз каждый.

В Эргнети двухэтажный дом семьи Члаидзе превратился в развалины и узенькая кухня в саду стала их единственной комнатой для жилья, но один ее угол отдан под иконы – по длине двух стен все те же лики святых и тот же старец с детским лицом.

Вера и национализм не могут существовать друг без друга, идея богоизбранной нации придает энергию национализму и внушает, что Богом данная земля принадлежит только им и ее нужно очистить от других наций. Это идет еще из Библии, где богоизбранный народ осуществляет геноцид над другими жителями Израиля. А Русская православная церковь питает русский национализм, вдыхает в него душу и многие русские пареньки, убивающие южан-чужестранцев, – православные, молятся до совершения убийств (как, например, осуществивший несколько террористических актов на национальной, религиозной почве и против сексуальных меньшинств Илья Тихомиров, который написал в дневнике, что во время своего первого теракта он не переставал поминать Бога и молился. А узнав, что 22 апреля 2006 года его братья-националисты убили в метро 17-летнего Вигена Абрамянца, написал, что убитый – антифашист и волею Господа ему не суждено было сделать свое черное дело — Христос воскресе! Убийца Абрамянца Никита Сенюков и Илья Тихомиров – члены одной и той же православной монархической группировки “СПАС” (см.  здесь [1]). А националисты называют этих арестованных убийц узниками совести, солдатами веры и нации (см. здесь [2]). Некоторые являются воспитанниками школ православной направленности (например, иконописной). Бывает также, что русские священники перед совершением терактов благословляют русских националистов, как в мае 2006-го священник Кирилл благословил бритоголовых перед нападением на гей-парад (см. здесь [3]). В России убийц-националистов прозвали также православными фашистами.

Вера вкупе с национализмом вторглась в постсоветское пространство и питающие национализм традиционные церкви монополизировали веру. Вот и грузины попытались очистить от инонациональностей данную им Богом землю, вооружившись лозунгом “Грузия – грузинам”. Уроженка Тбилиси, журналистка Лиза Тонаканян вспоминает, что в 90-ые, когда она была еще маленькой девочкой, подруга при ней вдруг сказала – мол, что вы вообще делаете в нашей стране, убирайтесь отсюда. И только-только обучившаяся грамоте девчушка читала на стенах метро “армянам даем 10 дней”, “азербайджанцам даем 10 дней” и тому подобное. Лиза говорит, что в те годы ее отца и мать уволили с работы — как армян.

В Армении также Апостольская церковь стала одним из главных продуцирующих национализм учреждений. Но армянская вера не пошла дальше крестин и похорон, свадеб и матахов (жертвоприношение) и осталась в тех рамках, куда не умещается крестное знамение при виде каждой церкви и наличие святого уголка дома.

Грузинский национализм еще в советские годы поднялся с диссидентского уровня до государственного, поэтому граждане иных национальностей, не прицепив к своей фамилии окончание “швили”, не могли рассчитывать на карьеру.

Сам Саакашвили, скорее всего, из изменившей фамилию семьи. У грузин нет имени Саак, взамен был армянский род Саакянов – как раз из окрестностей Гори, — которые поменяли фамилию и стали Саакашвили. Закареишвили говорит, что президент не любит говорит о происхождении своей фамилии и семейных корнях.

“Национализм – необходимое условие для того, чтобы стать популярным политическим деятелем в Грузии, — говорит Закареишвили. – Смотрите, единственная не националистическая партия – Республиканская, но она абсолютно не популярна – как только ее не обзывают. Чтобы достичь успеха в политике, в Грузии нужно использовать националистическую риторику. Саакашвили не националист, но использует националистическую риторику для достижения успеха”.

То, что он грузин, Саакашвили приходится доказывать не фамилией, а поступками, в результате в Горийском районе одна за другой тянутся цепочки беженцев.

В поселке Церовани построили квартиры для 2 000 беженцев, все они – из района Ахалгори. Первая семья, с которой я сделал интервью, оказалась армянской – Темур Степанов и его сестра Дали Степанова. Армянского они не знали, муж Дали был грузином, сын Давид обходит тему своего армянского происхождения. Спрашиваю Дали – были ли в поселке еще армяне? Да, говорит, пара семей. “Можете сказать, где они сейчас?”. “Нет, не ходи туда, не советую, у них грузинские фамилии и они отрицают, что армяне”. “Но почему они сменили фамилии?”. “Э-э-э, во всем Ахалгори только мы с братом остались армянами, принципиально не сменили фамилии. Одни ушли, а те, что остались, сменили”. Опять спрашиваю: “Вот тебе раз… Чего менять-то?”. “Да потому, что стесняются быть армянами, армян высмеивают, издеваются над ними, вот люди и вынуждены менять фамилии”. Дали и правда смелая, ее нежелание менять фамилию мало что дало ей, дети – ярые грузины, но она сумела выдержать напор общественного мнения и не побоялась издевательств. Или ей помогло окончание “ов”? Было бы “ян” – что бы она делала?

За последний год я трижды побывал в Тбилиси и сумел заметить царящие здесь презрение и ненависть к другим нациям, в том числе – армянам. Один грузинский партнер постоянно повторял, что такой нации, как абхазы, не существует. Потом он рассказал, как в Ахалцха полицейский принял его коллегу за армянку. “Я сказал ему – зачем обижаешь девушку?”. Такие вот дела: назвать армянином – значит, обидеть. Есть армянин, которого обидит, если его примут за грузина?

Несколько раз приходилось слышать истории о том, как отцы выходили из себя, если сыновья становились “швили”. Сколько людей сменили фамилии, чтобы сделать карьеру? В прошлом году в Кахетии мы познакомились с группой грузинских журналистов, они представили девушку по фамилии Арутюниани. Я подошел к ней, спросил – вы армянского происхождения? Она не поняла, ибо говорила только на грузинском языке, ей перевели мой вопрос и она недовольно ответила – дескать, никакого отношения к армянам не имею. Я сказал, что у ее фамилии армянские корни, знает ли она об этом? Нет, ответила она, но добавила, что в ее деревне говорят, будто лет 50 назад здесь жили армяне.

В Кахетии были огрузинены тысячи армян, в армянском селе армянскую школу превращают в грузинскую… И за какие-нибудь 20 лет армянский народ становится грузинским. Арутюниани – как раз из таких.

Что же касается Саакашвили… Он сделал беженцами тех, по чьей вине Саакяны стали Саакашвили.

Entry filed under: Essay. Tags: , .

«Ցխինվալին վերցնելը պրոբլեմ չէր», պրոբլեմը վրացական նացիոնալիզմն է Շիզոֆրենիա. ո՞վ էր տեսել քանդեն Հոկտեմբերի 27-ի տաբուն

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Trackback this post  |  Subscribe to the comments via RSS Feed


Рубрики

դրոշմ

Art DIY բար gay homosexual Literature ԱՄՆ Ամերիկա Արթուր Իշխանյան Արմեն Շեկոյան Արտյոմ Խաչատրյան Բյուրակն Անդրեասյան Բուզանդի փողոց Եհովայի վկա Զանգիլան Թուրքիա Ինքնագիր գրական հանդես Լաչին Լևոն Ջավախյան Լևոն Տեր-Պետրոսյան Կարեն Ղարսլյան Համշեն Հայ առաքելական եկեղեցի Հայկական ժամանակ Հնդկաստան Նաիրի Հունանյան Շուշան Ավագյան Ոսկե ծիրան Ռաֆայել Իշխանյան Ռաֆիկ Ժամկոչյան Ռոբերտ Քոչարյան Ռուբեն Մանգասարյան Ռուսաստան Սահակաշվիլի Սերժ Սարգսյան Սիրիա Վահե Բերբերյան Վիոլետ Գրիգորյան Վրաստան Տիգրան Սարգսյան Րաֆֆի Հովհաննիսյան Քաշաթաղ անմազ արձակ արվեստ արտագաղթ բանակ բանաստեղծություն գրականություն գրաքննություն երեխաներ երիկամի քար ժամանակակից արվեստ իրավունք լեսբուհի խղճի ազատություն կին կրթություն կրիշնայական կրոն հոգևորական հոկտեմբերի 27 հոմոսեքսուալ ձախ մարտի մեկ միասեռական շիշ հավաքող սահմանադրություն սեփականության իրավունք ցմահ դատապարտված փախստական փոքրամասնություն քաղաքականություն քաք ֆաշիզմ ֆիլմ

Enter your email address to subscribe to this blog and receive notifications of new posts by email.

Присоединиться к ещё 5 529 подписчикам

արխիվ

twitter-ը ցույց կտա վերջին թարմացումները

  • Կոչ հայ ժողովրդի ճնշվածներին, շահագործվածներին, հարստահարվածներին, ընչազուրկներին, անարդարության զոհերին, տնից... fb.me/BaEy0Z3w 1 hour ago
  • Ինքնագիր 7-ում 44 հեղինակ, 440էջ: շնորհանդեսը դեկտեմբերի 5-ին, ժամը 6-ին Կալումե բարում՝ Պուշկինի 56ա: Բայց արդեն... fb.me/5302DEdNy 14 hours ago
  • Վահան Իշխանյան. Սերժ Սարգսյանը հայելին է այն հասարակության, որի մազաթելերից է ինքը հյուսվել: Սերժ-հայելուն նայում... fb.me/7Ym8MuquZ 1 day ago
  • Ինքնագիր 7-ում 44 հեղինակ, 440էջ հարցրեք գրախանութներում. Մետրո, Արտբրիջ, Բյուրոկրատ fb.me/PsKqj1eY 1 day ago
  • Finding Warmth: Re-settlers search for opportunity in Lachin Corridor vahanishkhanyan.wordpress.com/2003/06/10/fin… https://t.co/qDPpaZBX3v 1 day ago
Follow Վահան Իշխանյան Vahan Ishkhanyan on WordPress.com

%d такие блоггеры, как: